СМИ о нас

  • Главная
  • Пресс-центр
  • Надежда Казначеева: «Основной фактор оживления инвестиционной активности в 2021 году – это отложенный спрос»

Надежда Казначеева: «Основной фактор оживления инвестиционной активности в 2021 году – это отложенный спрос»

Инвестиционный директор UMG Investments поделилась с Инвестиционным гидом Forbes Ukraine рыночными трендами 2021 года.

20.01.2022

Полный комментарий Надежды Казначеевой читайте ниже: 

«UMG Investments – это инвестиционная компания  СКМ, большого инвестора в Украину. Мы инвестировали и планируем дальше инвестировать. Находить проекты и зарабатывать. Инвестор, который находится в здоровом финансовом состоянии, инвестирует в том числе и в период кризиса. С приходом COVID19, в экономике замедлился рост, а для нас это стало сигналом ускориться. К примеру, мы в первый локдаун в апреле 2020 закрыли сделку по приобретению доли в украинской компании Feednova, хотя могли воспользоваться форс-мажорными обстоятельствами. Но мы этого не сделали.

Нам, как локальному инвестору, ситуация в Украине понятна. Мы стараемся структурировать сделки по английскому праву с возможностью международного арбитража. Ограничительные факторы для более активного инвестирования есть: это в том числе и госрегулирование, невозможность привлечения дешевого долгого финансирования, сложности в поиске правильных партнеров, готовых работать «в белую» и создавать ценность в долгосрочной перспективе.

Наш минимальный порог доходности – 25%. В среднем все наши бизнесы этот порог достигают. По зеленым проектам мы можем ориентироваться и на 18-20% доходности Основной фактор оживления инвест.активности в 2021 году  – это отложенный спрос. Год 2020-ый многих напугал. Инвесторы затаились в ожидании, но как только началась массовая вакцинация, возобновилась бизнес  активность. У людей появилась возможность встречаться очно, делать перелеты, и тд. Это сильно стимулировало деловую активность. Плюс наличие ликвидности в мире в целом и в Украине в том числе. Деньги, лежащие в банке, имеют в большей степени отрицательную доходность – не перекрывают инфляцию. Поэтому все инвесторы ищут возможность заработать.

В целом пока мы видим отток иностранных инвестиций из Украины. Но есть новые проекты и новые «лица»: корпорация Neqsol, которая работает в нескольких отраслях, активно инвестирует в  Украину , или, например, Kaspi. Мы ожидаем большего притока инвестиций из Азии стран Ближнего и Дальнего Востока. Инвесторы Европы и США ищут менее рискованные активы и географии. Самые большие финансовые инвесторы в Украину – ЕБРР и IFC, продолжают инвестировать через кредиты и вхождения в капитал. На рынке появляются новые команды, которые эти и другие деньги привлекают.

В своих проектах мы стараемся больше фокусироваться на возможностях, чем на рисках, которые мы учитываем и прорабатываем митигацию на берегу. Если входим в партнерство, стараемся структурировать сделки по английскому праву, чтобы минимизировать риски по конфликтным ситуациям. Так как украинским судам пока не можем в полной мере доверять в корпоративных спорах.

Самый существенный фактор, который влияет на нашу готовность двигаться быстрее и активнее инвестировать – это небольшое количество хороших, экономически независимых от государства проектов, которые бы соответствовали нашей стратегии и нашим инвест.критериям.

Хотелось бы, чтобы закон про индустриальные парки нашел свое продолжение. Законопроект о льготах для предприятий индустриальных парков принят в первом чтении. Если он заработает, Украина станет более конкурентной в этом отношении по сравнению с Индией, Турцией, Польшей. Запрос огромный – отношения между Китаем и США вынуждают инвесторов переносить производство из Китая и искать размещение поближе к Европе. А ближе, чем Украина, локации нет. 

Мы смотрим как на развитие в традиционных для нас отраслях: рассчитываем в следующем году провести несколько сделок по глинодобыче; планируем масштабировать «зеленый» пилотный проект по улавливанию шахтного метана и переработку его в электроэнергию. Возможно, будем усиливать бизнес удобрений, агро направление. Также смотрим и на новые для нас отрасли, например, медицину и фармацевтику.

Мы фокусируемся на экспортоориентированных проектах с валютной выручкой. Но себестоимость продукции привязана к украинской гривне, и инфляция прямо на ней отражается. Какие-то бизнесы могут сразу переложить ее на конечного потребителя, какие-то постепенно. Мы контролируем себестоимость, ищем варианты ее оптимизироваьб.

Смотрим активы за рубежом, выходим на международные рынки. Но не для диверсификации, а для реализации стратегии конкретного бизнес-направления. Наш приоритет – инвестиции в Украину. Целевой объем инвестиций – от $2 до 30 млн. В этом году инвестировали около 32 млн долл, с учетом инвестиций в существующие бизнесы.»