СМИ о нас

  • Главная
  • Пресс-центр
  • Дело на троих: как голландские и украинские инвесторы создают экспортную индустрию с нуля и меняют АПК Украины

Дело на троих: как голландские и украинские инвесторы создают экспортную индустрию с нуля и меняют АПК Украины

Украина обладает мощным АПК, но до последнего времени не могла похвастаться цивилизованным подходом к переработке отходов. Страна теряла экспортные возможности и копила экологические проблемы. Но все вскоре изменится.

11.06.2020

Группа компаний «Эффективные инвестиции» совместно с нидерландскими партнерами запустила проект строительства первого в Украине завода по производству высокопротеиновых кормовых добавок и животных жиров «Feednova» в г. Буск (Львовская область). Завод обеспечит до 100 рабочих мест и сможет перерабатывать более 220 тонн сырья, выдавая 90 тонн готовой продукции в сутки.16 апреля стало известно, что в число инвесторов проекта вошла украинская инвестиционная компания «UMG Investments», также имеющая большой опыт в реализации проектов в области переработки. О поиске инвесторов, проведении сделки в условиях карантина, инвестиционных стратегиях, реализации проекта, рынках сбыта и перспективах новой для Украины индустрии переработки в интервью НВ рассказали Игорь Лиски, председатель наблюдательного совета группы компаний «Эффективные инвестиции» и Надежда Казначеева, директор по инвестициям «UMG Investments».

О поиске партнеров

16 апреля было объявлено о присоединении к инвесторам Feednova компании UMG Investments. О каком пакете акций идет речь? Какой объем инвестиций от UMG Investments получит проект строительства перерабатывающего завода?

Надежда Казначеева

директор по инвестициям

компании «UMG Investments»

Надежда Казначеева: Это конфиденциальная информация и она не раскрывается. UMG Investments приобрела миноритарную долю в проекте Feednova. Соответственно, наши инвестиции в строительство и запуск завода будут пропорциональны этой доле.

Чем проект Feednova заинтересовал UMG Investments? Как произошел первый контакт по этой теме между «Эфективными инвестициями» и UMG Investments?

Игорь Лиски

председатель наблюдательного совета

группы компаний «Эффективные инвестиции»

Игорь Лиски: Наверное, нужно начать с того, как мы вообще искали инвесторов. Мы искали не финансового, а стратегического инвестора. Сейчас их двое — нидерландская компания Mada Participations B. V. и UMG Investments. Мы тщательно выбирали партнеров. Завод строится с нуля. Поэтому мы искали инвестора, который усилит проект, привнесет в него нечто большее, чем деньги. Например, нидерландские партнеры привнесли в проект свою экспертизу в области переработки продуктов животноводства. UMG Investments также привнесла в проект понимание процессов, опыт создания бизнеса с нуля. Для нас очень важно было понять, что мы одинаково смотрим на развитие проекта. В Украине не так много предприятий строится. Мы же фактически создаем целую отрасль. Поэтому важно, чтобы акционеры одинаково понимали долгосрочное сотрудничество. Мы планируем стратегию развития минимум на 5 лет и приятно, что мы оперируем одинаковыми категориями.

Этот проект я вынашиваю уже более трех лет. Вообще я привык быстро принимать решения и быстро начинать их реализовывать. Но постройка перерабатывающего завода проект сложный и комплексный. Мы долго искали участок, выбирали оборудование, получали все экспертизы. Хорошие проекты требуют долгой и тщательной подготовки. С UMG Investments мы год вели переговоры. Они очень кропотливо подходили к проработке всех вопросов, перепроверке нашей бизнес-модели. Порой мне начинало казаться, что все тянется слишком долго, что мы не дойдем до конца. Но мы закрыли сделку! Теперь долгосрочному сотрудничеству быть!

Н. К.: Да, проект начался для нас около года назад. Когда-то мы с коллегами подсчитали, сколько времени в среднем уходит на проведение сделки. Вышло около 9 месяцев. И по времени, и по сути это очень близко к рождению ребенка. В этот раз получилось чуть дольше, но нужно учесть, что в процесс вмешалась начавшаяся эпидемия коронавируса, которой никто не ожидал.

К тому же для нас это была первая рыночная сделка, где мы входили в проект как миноритарный акционер. В общем, все происходило вне зоны нашего комфорта. На практике же все прошло конструктивно, хотя переговоры и были долгими.

Игорь, как вы нашли партнера в лице нидерландской компании Mada Participations B. V? Какова его роль в проекте?

И. Л.: Для меня Нидерланды — это ролевая модель того, как Украина из просто аграрной страны может стать страной передовых аграрных технологий. В первую очередь нам нужен был опыт и экспертиза в строительстве такого производства, выборе оборудования, настройке всех технологических процессов. Голландцы со своими технологиями и видением идеально для этого подходят. Необходим был партнер, который отработанные годами решения спокойно имплементирует в Украине и адаптирует их под местные особенности. Сейчас мы уже обсуждаем возможность создания не одного, а трех таких заводов.

Помимо денежной инвестиции, какие компетенции и возможности компании UMG Investments будут полезны для проекта?

Н. К.: У нас есть инвестиционная команда, которая будет заниматься привлечением в этот проект денег от международных финансовых организаций и банков. В этой сфере мы обладаем большим опытом и проведения M&A сделок, и IPO, которые наверняка будут необходимы для этого проекта, особенно в рамках будущего процесса масштабирования.

Также у нас есть сильная коммерческая экспертиза по организации закупок и продаж, мы знаем, как выводить на рынок новые продукты, в том числе, и на рынки Азии и Европы.

Сложно ли в Украине найти внутренних или внешних инвесторов для строительства производства с нуля?

И. Л.: Интерес от стратегических инвесторов к проекту уже есть. Не буду сейчас называть, но это одна американская и одна европейская компании, которые уже имеют присутствие в соседних странах. Этот интерес будет только расти по мере продвижения проекта. Я думаю, что осенью мы к этому вопросу вернемся.

У нас не было компромиссов в вопросах выбора оборудования, прохождения экологических и прочих экспертиз. Мы прошли все обязательные процедуры и общественные слушания. Мы сами для себя задали высокие стандарты реализации проекта. Ведь часто несоблюдение каких-либо стандартов при строительстве создает проблемы для украинских проектов и впоследствии мешает привлечь стратегического инвестора.

Н. К.: Западные стратегические инвесторы чаще рассматривают покупку уже готового бизнеса, чем его создание с нуля. Они понимают, что лучше заплатить премию за готовое предприятие, чем встрять в сложный и долгий процесс согласования и разрешений. Даже имея понимание о том, в какую институцию и когда идти, какую бумагу и как писать, имея команду на месте, все равно это долго и сложно. При этом проект изначально должен быть прозрачным финансово и юридически. Ведь часто инвесторы сталкиваются с тем, что за предприятием тянется многолетняя история с приватизацией, землеотводом, корпоративными конфликтами и т. д. В итоге их юристы пишут такой длинный список рисков, что нужно либо вполовину снижать цену, либо просто отказаться от покупки. Но я уверена, что все то, что мы делаем, все стандарты, которые мы тщательно выдерживаем, потом положительно отразятся на капитализации проекта и на интересе к нему инвесторов.

Почему в реализации подобных проектов так важны партнер, соинвестор или группа соинвесторов?

И. Л.: К сожалению, мы видим, что украинцы мало доверяют партнерам, совместных предприятий немного. А это не позволяет реализовывать большие и сложные проекты быстро и устойчиво. Очень важно, чтобы участники проекта одинаково смотрели на вещи и процессы. И чтобы партнеры были лишены украинских комплексов по поводу того, кто главнее, кто был раньше, кто будет «перерезать ленточку» или кто кого первым «кинет». Если все это исключить, появляется новая возможность для крутых проектов, которых Украине очень не хватает, и которые можно реализовывать только объединяя знания, экспертизу и деньги.

Н. К.: Добавлю, что в Украине также немного проектов, которые можно считать прозрачными, с понятным регулированием и экономикой. Только такими проектами удобно управлять двум независимым партнерам. Если компания ведет черную бухгалтерию, имеет непрозрачную структуру собственности, дает взятки, то и партнерам сложно разобраться в финансовом результате и форме отчетности. И на этой почве начинаются проблемы. Потому сложно договариваться, сложно искать партнеров. Мы же изначально нацелены идти по правильному пути, что позволит стать интересными как для инвесторов, так и для международных финансовых институций.

 

Об инвестиционной стратегии

UMG Investments и ранее инвестировала в перерабатывающие предприятия, но с фокусом на промышленность, а не на сельское хозяйство. Вы решили расширить географию и направления инвестирования?

Н. К.: Уже более 8 лет мы развиваем компанию Recycling Solutions. Наша цель — построить компанию № 1 в Восточной Европе по стратегическому управлению побочными продуктами и отходами. На сегодня это переработка отходов металлургической, теплоэнергетической и угольной промышленности. В этом году мы запускаем первую пилотную установку по переработке шахтного метана. Так что, действительно, ряд наших проектов относится к индустриальной тематике. Но если смотреть на структуру экономики и ВВП Украины, их динамику, то можно увидеть, что аграрный сектор — один их тех, что растет и развивается, в том числе и вертикально. Экспорт аграрной продукции растет, будет расти и производство. Поэтому запрос на переработку также будет усиливаться. При этом строящееся в г. Буск предприятие будет создавать важный экспортный продукт — высокопротеиновую мясокостную муку. Этот продукт может быть направлен как на экспорт, так и востребован большими украинскими предприятиями, которые сегодня его импортируют.

Наша стратегия предусматривает развитие в сфере переработки, а также новые для нас отрасли, такие как сельское хозяйство, легкая промышленность, IT, логистика. Соответственно, мы искали проект в агросекторе, понимая, если он будет связан с переработкой, то это будет то, что нужно. И когда на радаре появилась Feednova, мы поняли, — это именно та возможность, что нам необходима для развития нашей экспертизы в переработке.

Каковы цели UMG Investments как инвестора в этом проекте? Вы намерены продать свою долю или, наоборот, получить контроль над предприятием, когда проект будет реализован?

Н. К.: Мы работаем по модели Private Equity. Это простая модель, которая доказала свою жизнеспособность во всем мире. Кстати, последние данные статистики показывают, что компании, которые работают под управлением PE фондов, более эффективны с точки зрения рентабельности, чем публичные компании, например.

Мы даем деньги на развитие бизнеса и затем выходим из проекта через продажу доли, фиксируя результаты своей инвестиции. Это главная, но не единственная наша цель. Нам очень важно, чтобы наши проекты были инновационными и экологичными. Хочется делать что-то, о чем потом можно будет рассказать детям. Для меня лично это очень важно.

Пока что есть планы по масштабированию бизнеса, а когда будет привлечение стратегического инвестора и как сложиться конъюнктура рынка на тот момент мы еще не знаем. Ведь многое будет зависеть от того, по какому пути пойдет Украина и насколько успешно будет развиваться. До 30% оценки стоимости бизнеса зависит от оценки инвесторами самой страны.

 

О замысле и реализации проекта

Как «Эффективные инвестиции» пришли к идее строительства перерабатывающего завода?

И. Л: С 2014 года у меня внутренний запрос на созидание и строительство. Считаю, что это высший уровень для предпринимателя, — создание того, чего раньше не было. Когда мы построили медовый завод Beehive, то поняли, что в продуктах сельского хозяйства заложен большой потенциал роста. Хочется продавать продукт с высокой добавленной стоимостью, работать с инновациями. Мы изучали много отраслей, но Feednova — это уникальный проект. Это производство высокопротеиновой продукции, спрос на которую в мире, по нашим прогнозам, будет расти на 4% ежегодно. Для Украины это еще и решение колоссальных проблем. Украина, наверное, последняя аграрная страна в мире, где такой индустрии нет. Есть только небольшие локальные решения, которые производители создают для себя, и старые, построенные еще в советские времена, ветеринарно-санитарные заводы, которые сегодня своей функции не выполняют.

Сколько еще таких перерабатывающих заводов вы намерены построить в Украине и рассматриваете ли возможность привлечения внутренних инвесторов?

И. Л.: Моя философия такова — все, что я строю, я строю так, как если бы хотел владеть этим всегда. Сказать, что мы строим завод под продажу, нельзя. Тот факт, что мы можем быть интересны большому иностранному инвестору — это как раз подтверждает, что бизнес создается по самым высоким стандартам. Мы готовы как владеть этим предприятием, так и продать его, но правильному инвестору и дорого.

Что касается количества, то по нашим оценкам Украине нужно еще как минимум два таких завода по переработке отходов животноводства полного цикла. Чтобы можно было говорить о наличии в стране какой-то индустрии. Когда осенью мы будем выходить на финишную прямую в строительстве первой очереди завода, то начнем получать разрешительные документы на строительство второй. За 5−6 лет мы планируем построить три завода полного цикла с двумя очередями в каждом.

При этом мы уже ведем работу с аграриями. Важно донести до них, что мы предлагаем цивилизованное решение и при этом создаем добавленную стоимость.

Завод по производству высокопротеиновых кормовых добавок нацелен на экспорт. Какие рынки сбыта вы рассматриваете?

И. Л.: Это первое, что мы изучали на стадии проработки проекта. Сейчас Украина импортирует такие высокопротеиновые продукты в большом количестве. И это как раз говорит о том, что даже в Украине это востребованный продукт. Мы строим завод с максимально качественным оборудованием, поэтому у нас нет ограничений по рынкам сбыта. Мы смотрим на Европу, но самым быстрорастущим рынком является Азия. У нас уже есть предварительные договоренности о продаже продукции с трейдерами, но в итоге мы хотим достучаться до конечного потребителя и получить максимальную цену. Конечно нельзя так говорить, но меня в данном случае меньше всего волнует сбыт. Когда ты достигаешь максимального качества, а в мире растет потребление продукта, который ты производишь, продать товар на рынке достаточно просто.

Н. К.: В мире растет население и ему требуется все больше еды. Население Азии богатеет, а чем богаче население, тем больше мясных продуктов оно потребляет. И это не только Китай. Вьетнам, например, тоже активно растет и развивается. А это значит, что спрос на мясокостную муку для производства кормов будет оставаться высоким.

И. Л.: Я больше верю в азиатские рынки. Если в мире спрос в среднем растет на 4% в год, то в Азии — на 7−8%.

Н. К.: Совершенно верно. С другой стороны, в Европе находятся ключевые трейдеры, и тут мы можем применять комбинированный подход в продажах. Можно торговать через трейдеров и в то же время наращивать долю прямых продаж в разных регионах мира.

Как было выбрано место для постройки первого завода?

И. Л.: Мы искали площадку полтора года, перебрав более 30 локаций. Главный фактор в этом вопросе, конечно, логистический. Сырье, как и готовая продукция, идет с Востока на Запад. И в первую очередь товар экспортируется в Европу. Второй фактор — Львовская область — это регион с самой быстрорастущей индустрией переработки мяса и животноводства. К этому выводу мы пришли, оценив статистику за последние 6 лет. Не менее важно и качество дорог. Более того, мы предварительно посетили сотни предприятий и выяснили, кто сколько сырья готов нам поставлять.

Что интересно, поначалу один из факторов был для меня незначительным, но впоследствии оказался важным — это активная позиция местной власти. Мы удивились, насколько эффективно сработала местная команда: губернатор, агентство по инвестициям, облсовет, мэр. Наш подход — решение всех вопросов только в белую. Получение всех возможных и невозможных документов, подтверждающих правильность и законность решений, сделок, оформлений и прочего. Нам пошли на встречу, поддержка была на всех уровнях. Сейчас, когда мы ищем площадки для новых предприятий, я, уже умудренный опытом, интересуюсь, что по этому поводу говорит местная власть, насколько она заинтересована, будет ли поддержка с их стороны.

Как быстро завод должен выйти на плановые показатели производства и каковы они?

Н. К.: За год завод будет перерабатывать 70 тыс. тонн сырья и выдавать 30 тыс. тонн готовой продукции.

И. Л.: Мы планируем запускать завод в г. Буск в две очереди. Первая очередь — в первом квартале 2021 года. Вторая — до конца следующего года. Что касается объемов, то все будет зависеть не от оборудования и наладки, а от того, насколько быстро мы отработаем договора с поставщиками. Осенью мы собираемся отправлять в Европу на обучение своих специалистов, чтобы они знали, как правильно обеспечивать логистику и хранение сырья и готовой продукции. Я уверен в том, что рынок готов. Мы провели множество переговоров, и теперь все просто ждут, когда мы запустим производство.

Думаю, что когда предприятие выйдет на свои максимальные показатели, оно будет крупнейшим в Восточной Европе, превосходя аналоги в Польше, Беларуси и Румынии.

 

О поддержке государства

Была ли поддержка проекта на уровне государства? Ведь сейчас часто об этом говорят. Обещают «инвестиционную няню» и полное содействие.

И. Л.: Мы никогда не искали господдержки. Главное, чтобы не мешали. Все, чего мы сейчас хотим, — это чтобы власть со своей стороны выполнила свою часть социального договора. Мы привлекли в страну технологии, создаем производство по высоким стандартам, новую индустрию. В то же время государство могло бы следить за соблюдением стандартов в сфере утилизации и переработки отходов животноводства. Чтобы в стране была нулевая толерантность к нарушениям экологических и санитарных норм. Чтобы никто сквозь пальцы не смотрел на то, как в реку сбрасываются отходы, или как они закапываются фермерами в очередной балке. Ведь в некоторых районах Львовской области люди попросту перекрывают дороги, потому что у них назревает рукотворная экологическая катастрофа.

Только по официальным данным за год Львовская область производит 72 тыс. тонн отходов животноводства. И я думаю, что это заниженные цифры, так как за утилизацию нужно платить. Какие-то объемы формально отображают в документах. Но в регионе нет ни одного предприятия, которое было бы способно правильно эти объемы переработать.

 

О влиянии коронакризиса

Насколько сложно было готовить и закрывать сделку в условиях пандемии и карантина? Как карантин отразился на строительстве и планах по его завершению? Когда планируете открытие предприятия?

И. Л.: Касательно самого строительства, пришлось потратить две недели на то, чтобы перестроить работу. Чтобы люди по возможности соблюдали дистанцию, работали в масках. Мы выбились из графика на три недели, но в текущих условиях я считаю, что это неплохой результат. Сдача завода запланирована на февраль-март 2021 года.

А что касается подписания сделки, то я благодарен партнерам, что они не использовали карантин как форс-мажор, и что мы подписали сделку в самый разгар карантина. Я помню, как мы встречались в масках, костюмах и перчатках и по очереди заходили к нотариусу.

Н. К.: Сделка состоялась, несмотря на карантин, только благодаря командам, которые над ней работали и были нацелены на результат. Конечно мы могли воспользоваться таким форс-мажором. Но у нас не было такой цели. Все коллеги, соблюдая меры предосторожности, вовлеклись в процесс. До последнего вели переговоры, проясняли все детали нашего партнерства. Я знаю, что наши коллеги из других фондов приостановили деятельность до окончания карантина. Мы внимательно следили за ситуацией. Но мы локальный инвестор, с многолетним опытом. Мы понимаем, что за любым кризисом начинается подъем. Поэтому, по моему мнению, это наиболее правильное время для инвестиций.

 

Источник: nv.ua